Контактный телефон:

+7 (495)
660-32-69

Как стать нашим клиентом?
Заявка на обслуживание.

Вы можете оставить заявку
или задать вопрос:

Задайте вопрос специалисту

Экономические обзоры

КонсультантПлюс - разработчик справочной правовой системы Информация предоставлена компанией "КонсультантПлюс"

12.07.18
Постановление Правительства РФ от 07.07.2018 N 799 "О внесении изменений в Правила оценки эффективности функционирования особых экономических зон"

Внесены уточнения в правила оценки эффективности функционирования особых экономических зон

В частности:

- добавлены показатели, учитываемые при осуществлении оценки эффективности особых экономических зон: показатель эффективности планирования при создании особой экономической зоны и показатель объема выручки управляющей компании особой экономической зоны туристического кластера от продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг;

- увеличено количество учитываемых показателей объема израсходованных бюджетных средств в деятельности особой экономической зоны;

- установлен порядок оценки эффективности особых экономических зон, за исключением особых экономических зон, входящих в состав туристического кластера;

- определен порядок расчета показателей эффективности, применяемых для оценки особых экономических зон туристического кластера.

12.07.18
Консультативное заключение Суда Евразийского экономического союза от 10.07.2018 <По заявлению Республики Беларусь о разъяснении положений Договора о Евразийском экономическом союзе от 29.05.2014>

Суд Евразийского экономического союза разъяснил статус решений Комиссии Таможенного союза, действующих на 1 января 2015 года

Поводом к рассмотрению явился запрос о разъяснении положений Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее - Союз). Заявитель ссылался на пункт 1 статьи 6 Договора, согласно которому право Евразийского экономического союза составляют: Договор, международные договоры в рамках Союза, международные договоры Союза с третьей стороной, решения и распоряжения Высшего Евразийского экономического совета, Евразийского межправительственного совета и Евразийской экономической комиссии, принятые в рамках их полномочий, предусмотренных Договором и международными договорами в рамках Союза.

Общими переходными положениями, установленными в статье 99 Договора, определен порядок применения международных договоров государств-членов, заключенных в рамках формирования договорно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также решений Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств, Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав правительств и Евразийской экономической комиссии, действующих на дату вступления в силу Договора (пункты 1, 2 статьи 99 Договора).

На основании изложенного заявитель просил Суд ЕАЭС разъяснить, входят ли решения Комиссии таможенного союза в понятие "право Союза".

Суд ЕАЭС указал, в частности, следующее.

Комиссия таможенного союза как единый постоянно действующий регулирующий орган таможенного союза была учреждена на основании Договора о Комиссии таможенного союза от 6 октября 2007 года (далее - Договор о КТС). Данным международным договором впервые были закреплены наднациональные функции регулирующего органа. Статья 7 Договора о КТС определяла, что Комиссия в пределах своих полномочий принимает решения, имеющие обязательный характер для Сторон. Решения КТС, в соответствии с пунктом 4 Решения Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества (Высшего органа Таможенного союза) от 27 ноября 2009 года N 15 "О вопросах организации деятельности Комиссии таможенного союза", подлежали непосредственному применению в государствах - участниках Таможенного союза.

Со вступлением в силу Договора о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 года (далее - Договор о ЕЭК) Стороны учредили Евразийскую экономическую комиссию как единый постоянно действующий регулирующий орган ТС и ЕЭП (статья 1 Договора о ЕЭК).

На основании абзаца шестого статьи 39 Договора о ЕЭК полномочия, которыми была наделена КТС в соответствии с международными договорами, формирующими договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также решениями Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества, были переданы ЕЭК. Согласно статье 38 Договора о ЕЭК решения КТС, действующие на 1 января 2012 года, сохраняли свою юридическую силу, в них могли быть внесены изменения. Статус КТС и ЕЭК как единого постоянно действующего регулирующего органа Таможенного союза (с дополнительным наделением ЕЭК полномочиями в сфере ЕЭП), связанная с этим передача полномочий от КТС к ЕЭК, а также сохранение юридической силы решений КТС позволяют Большой коллегии сделать вывод о правопреемстве этих органов интеграционного объединения и их актов.

Договор о ЕЭК утратил силу в связи с вступлением в силу с 1 января 2015 года Договора о Союзе, которым в соответствии с пунктом 1 статьи 18 предусмотрено сохранение статуса ЕЭК как постоянно действующего регулирующего органа.

Комиссия, учрежденная в соответствии с Договором о ЕЭК, согласно абзацу третьему пункта 3 статьи 99 Договора о Союзе, осуществляет свою деятельность в соответствии с Договором о Союзе.

Решения ЕЭК, принятые до вступления в силу Договора и действующие на дату вступления в силу Договора, согласно пункту 2 статьи 99 Договора, сохраняют свою юридическую силу и применяются в части, не противоречащей Договору.

Также как и решения ЕЭК, созданной в соответствии с Договором о ЕЭК, решения КТС, не противоречащие Договору о Союзе, подлежат непосредственному применению на территориях государств-членов.

В практике Суда сформулированы критерии отнесения правовых норм Союза к категории "наднациональное регулирование":

1) наличие унифицированного правового регулирования;

2) передача государствами-членами компетенции в данной сфере органам Союза в рамках их наднациональных полномочий (Консультативное заключение от 4 апреля 2017 года по заявлению Министерства юстиции Республики Беларусь).

При соблюдении указанных условий в сферах, относящихся к исключительной компетенции Союза, обеспечивается приоритет права Союза над национальными правовыми актами. Это, в том числе, означает, что по вопросам, переданным на наднациональный уровень регулирования, государства-члены обязаны воздерживаться от принятия национальных правовых актов, противоречащих нормам права Союза.

В отношении наднациональных актов Союза установлено правило непосредственного их применения. Так, пунктом 13 Положения о ЕЭК устанавливается, что Комиссия в пределах своих полномочий принимает решения, носящие нормативно-правовой характер. Такие решения входят в право Союза и подлежат непосредственному применению на территориях государств-членов.

На основании изложенного Суд ЕАЭС пришел к выводу о том, что решения КТС, несмотря на то, что не упоминаются в переходных положениях Договора, входят в право Союза наравне с решениями ЕЭК, действующей на основании Договора о ЕЭК.

Данный вывод подтверждается признанием и применением на своей территории государствами - членами Союза действующих решений КТС, официальной позицией ЕЭК и практикой Суда.

Таким образом, решения Комиссии таможенного союза, действующие на 1 января 2015 года и не противоречащие Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, входят в право Евразийского экономического Союза, являются обязательными для государств-членов и подлежат непосредственному применению на территориях государств - членов Союза.

12.07.18
Определение Верховного Суда РФ от 03.07.2018 N 305-КГ18-2488 по делу N А40-210165/2016

Российским законодательством не предусмотрен порядок регистрации товарного знака на имя нескольких лиц, за исключением регистрации коллективного товарного знака

Компания и общество обратились в Роспатент с заявлением об   установлении режима совместного обладания исключительными правами на товарные знаки.

Роспатент отказал в заявленном требовании на том основании, что данная регистрация противоречит действующему законодательству и существу исключительного права на товарный знак.

Поддерживая решение Роспатента и отказывая в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что отчуждение исключительного права на товарный знак более чем одному лицу противоречит существу исключительного права на товарный знак, его функции индивидуализировать товары и услуги юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, и что подзаконными нормативными актами не предусмотрена государственная регистрация Роспатентом "отчуждения 50% исключительного права" на товарный знак по договору.

Отменяя принятые по делу судебные акты и удовлетворяя заявленные требования, Суд по интеллектуальным правам указал, в частности, на неверное толкование судами пункта 2 статьи 1229 ГК РФ, а также сослался на нормы международных соглашений (положения пункта (3) статьи 5C Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 и статьи 11 Сингапурского договора о законах по товарным знакам от 27.03.2006), участницей которых является Российская Федерация, которыми прямо предусмотрена возможность совладения исключительным правом на товарный знак и которые не учтены судами при рассмотрении спора.

По мнению Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ, Суд по интеллектуальным правам не учел в числе прочего следующее.

Как следует из статьи 128 ГК РФ, законодатель разделяет вещные права и права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (интеллектуальная собственность).

Согласно пункту 2 статьи 1227 ГК РФ к интеллектуальным правам не применяются положения раздела II ГК РФ (право собственности и другие вещные права).

Суды первой и апелляционной инстанций обоснованно пришли к выводу о том, что положения о долевой собственности (глава 16 ГК РФ) к интеллектуальным правам не могут применяться в принципе, поскольку данные отношения регулируются соответствующими специальными нормами четвертой части ГК РФ.

Выводы Суда по интеллектуальным правам о том, что судами не учтены нормы международных соглашений, участницей которых является Российская Федерация, прямо предусматривающие возможность совладения исключительным правом на товарный знак, а именно - положения пункта (3) статьи 5C Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 (далее - Парижская конвенция) и статьи 11 Сингапурского договора о законах по товарным знакам от 27.03.2006 (далее - Сингапурский договор), являются необоснованными.

Согласно пункту 3 статьи 5C Парижской конвенции одновременное применение одного и того же знака на одинаковых или сходных продуктах промышленными или торговыми предприятиями, рассматриваемыми в качестве совладельцев знака в соответствии с положениями закона страны, где испрашивается охрана, не препятствует регистрации знака и никоим образом не ограничивает охрану, предоставленную указанному знаку в какой-либо стране Союза, если только такое применение не вводит общественность в заблуждение и не противоречит публичным интересам.

Данная норма посвящена вопросам использования товарного знака.

Статьей 11 Сингапурского договора предусмотрен порядок изменения владельца товарного знака.

Положения пункта (3) статьи 5C Парижской конвенции и статьи 11 Сингапурского договора не предписывают странам-участницам предоставлять правовую охрану товарным знакам на имя нескольких лиц одновременно.

Кроме того, согласно статье 6C Парижской конвенции условия подачи заявки и регистрации товарных знаков определяются в каждой стране Союза ее национальным законодательством.

Российским законодательством не предусмотрен порядок регистрации товарного знака на имя нескольких лиц, за исключением регистрации коллективного товарного знака.

В отношении доводов общества и компании о том, что Роспатентом не было исполнено определение Суда по интеллектуальным правам, которым утверждено мировое соглашение между компанией и обществом, в котором установлен режим совместного владения правами на товарные знаки, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно руководствовались частью 1 статьи 142 АПК РФ и пунктом 1 статьи 1490 ГК РФ.

Согласно части 1 статьи 142 АПК РФ мировое соглашение исполняется лицами, его заключившими, добровольно в порядке и в сроки, которые предусмотрены этим соглашением.

На Роспатент, не являющийся стороной мирового соглашения, не возложены какие-либо обязанности, в том числе по регистрации заключенного сторонами соглашения договора о совместном обладании исключительным правом на товарный знак.

Заключение субъектами предпринимательской деятельности мирового соглашения в рамках судебного разбирательства не лишает Роспатент обязанности исполнения им государственной функции по государственной регистрации договора в порядке пункта 1 статьи 1490 ГК РФ.

Более того, мировым соглашением, заключенным между сторонами, предусмотрено, что договор о совместном владении вступает в силу с даты его утверждения Судом по интеллектуальным правам и действует на территории Российской Федерации, Украины, Грузии, стран СНГ и Прибалтики. Если окажется, что в Российской Федерации, Украине или какой-либо иной стране СНГ, Грузии и Прибалтике совладение товарными знаками невозможно в соответствии с законодательством этой страны, стороны обязуются дополнительно согласовать порядок действий по урегулированию вопроса о совместном владении товарными знаками в такой стране.

С учетом изложенного Судебная коллегия Верховного Суда РФ считает, что постановление Суда по интеллектуальным правам  подлежит отмене как принятое с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, а судебные акты судов первой и апелляционной инстанций - оставлению в силе.

12.07.18
Письмо ФНС России от 10.07.2018 N БС-4-21/13205@ "О направлении письма Минфина России от 09.07.2018 N 03-05-04-01/47487"

Налогоплательщики ЕСХН не уплачивают налог на имущество в отношении объектов, используемых по целевому назначению и одновременно в иных целях

Также указано, что в отношении имущества, не используемого непосредственно для производства сельхозпродукции, переработки и реализации этой продукции (в отношении административного здания, офисного помещения, объектов жилого фонда, столовой, иных объектов), налоговая льгота такими налогоплательщиками не применяется.

12.07.18
Указание Банка России от 05.06.2018 N 4813-У "О внесении изменений в Указание Банка России от 7 августа 2017 года N 4482-У "О форме и порядке раскрытия кредитной организацией (головной кредитной организацией банковской группы) информации о принимаемых рис

Начиная с отчетности за первое полугодие 2018 года подлежит раскрытию информация о расчете норматива структурной ликвидности (норматива чистого стабильного фондирования)

Порядок раскрытия кредитной организацией (головной кредитной организацией банковской группы) информации о принимаемых рисках (утв. Указанием Банка России от 7 августа 2017 года N 4482-У) дополнен новой главой 15 "Информация о расчете норматива структурной ликвидности (норматива чистого стабильного фондирования)".

Кредитная организация обязана соблюдать минимально допустимое числовое значение норматива (НЧСФ) в соответствии с Положением Банка России от 26.07.2017 N 596-П.

Помимо этого, внесены поправки, согласно которым требования о раскрытии информации о рисках не распространяются на небанковские кредитные организации - центральные контрагенты.

Уточнено также, что информация, предусмотренная подпунктом 4.3 Указания, подлежит раскрытию небанковскими кредитными организациями, имеющими право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций, у которых средний за полгода объем обязательств перед клиентами по переводу денежных средств без открытия банковских счетов в течение месяца не превышает 2 миллиардов рублей, на полугодовой основе.

12.07.18
<Письмо> Минтруда России от 04.06.2018 N 14-1/10/В-4036 <О порядке применения Постановления Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй

Минтруд России разъяснил порядок применения решения Конституционного Суда РФ о невключении в состав МРОТ районного коэффициента и процентной надбавки за работу в местностях с особыми климатическими условиями

Речь идет о Постановлении Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П.

В Письме сообщается, что в систему основных государственных гарантий по оплате труда работников включается величина МРОТ в РФ. С 1 мая 2018 года МРОТ установлен в сумме 11163 рубля в месяц, что составляет 100 процентов от величины прожиточного минимума трудоспособного населения за II квартал 2017 года.

Месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже МРОТ. Структура заработной платы определяется организацией самостоятельно.

Под заработной платой (оплатой труда работника) понимается вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные и стимулирующие выплаты.

Трудовым законодательством допускается установление окладов (тарифных ставок) как составных частей заработной платы работников в размере меньше МРОТ.

Оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате.

Это подтверждено Постановлением N 38-П, согласно которому положения статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой - четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 ТК РФ признаны не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают включения в состав МРОТ районных коэффициентов (коэффициентов) и процентных надбавок, начисляемых в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями.

В соответствии с данным Постановлением оно окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения (7 декабря 2017 года), действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Постановление распространяется на правоотношения, возникшие после указанной даты.

Иной подход не соответствовал бы принципам разумности и справедливости, не учитывал финансово-экономическое положение работодателей, в т.ч. в бюджетной сфере, особенности бюджетного процесса.

12.07.18
<Письмо> Минстроя России от 21.06.2018 N 26618-АЧ/04 <Об оценке тождественности или схожести фирменных наименований лицензиатов>

Минстроем России разъяснены особенности установления тождественности и схожести фирменных наименований организаций, владеющих лицензиями на осуществление деятельности по управлению многоквартирными домами

Сообщается, в частности, что в соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ определение тождественности наименований юридических лиц может определяться путем установления:

графического сходства наименований (например, ООО УК "Урал" и ООО УК "УРАЛ");

смыслового сходства наименований на основании таких признаков, как использование различных слов или словосочетаний, их сокращений, дополняющих основное наименование, характеризующих родовые или видовые признаки предмета, использование словесного описания символов, знаков препинания, орфографических знаков применительно к одинаковым словам, словосочетаниям, указание на различную организационно-правовую форму юридических лиц с одинаковым или схожим до степени смешения наименованием;

звукового (фонетического) сходства, определяемого по наличию ассонанса (при совпадении или близости произношения, созвучности) при различном написании слов (например, ООО "Дымов" и ООО "Дымофф").

Указанные признаки рекомендуется учитывать как каждый в отдельности, так и в совокупности. Также необходимо сопоставлять как полное, так и сокращенное наименование юридического лица, которое указывается в его уставных документах и ЕГРЮЛ. При этом наименование следует считать тождественным, если оно совпадает с ним во всех элементах, а сходным до степени смешения - если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные различия.

При определении даты возникновения права на фирменное наименование необходимо учитывать дату выдачи лицензии на осуществление деятельности по управлению многоквартирными домами, а при совпадении дат - число номера лицензии.

12.07.18
Проект Постановления Правительства РФ "О внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2016 г. N 284"

Минприроды России предложены меры по расширению отходов, вовлеченных в хозяйственный оборот

Проект дополнен размерами ставок экологического сбора по новым группам товаров, упаковки товаров в целях гармонизации Постановления Правительства РФ от 9 апреля 2016 г. N 284 "Об установлении ставок экологического сбора по каждой группе товаров, подлежащих утилизации после утраты ими потребительских свойств, уплачиваемого производителями, импортерами товаров, которые не обеспечивают самостоятельную утилизацию отходов от использования товаров"  с перечнем товаров, упаковки товаров, подлежащих утилизации после утраты ими потребительских свойств, утвержденным Распоряжением Правительства РФ от 28 декабря 2017 г. N 2970-р.  

Кроме того, в Постановление Правительства РФ от 09.04.2016 N 284 проектом вносятся технические изменения, направленные на приведение его в соответствие с действующей редакцией Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления".

Страница 3 из 5